Финансовый парфюмер, там где запах денег... (perfume007) wrote,
Финансовый парфюмер, там где запах денег...
perfume007

Categories:

Волкер. Победа настойчивости. Книга за 10 минут в кратком изложении

Специально для https://vk.com/stepan_demura Честность и принципиальность Пола Волкера помогали ему на посту председателя Федеральной резервной системы США. Стремление служить обществу внушила Полу Волкеру семья. Он всегда пытался найти истину и говорил только правду, без оглядки на политические последствия. Подобная откровенность не единожды стоила ему назначения министром финансов США. Ярче всего Волкер проявил себя на посту председателя Федеральной резервной системы, который занял в 1979 году. В этой роли он прославился тем, что обуздал хроническую инфляцию. Ни болезни членов семьи, ни финансовые трудности никогда не влияли на его отношение к работе на благо общества. После последнего финансового кризиса, несмотря на преклонный возраст (ему было уже за восемьдесят), Волкер внес важный вклад в законодательство по регулированию деятельности финансовых учреждений, сформулировав ограничения, получившие название “Правило Волкера”. Благодаря своим профессиональным и личным связям с Волкером, автору книги профессору Уильяму Силберу удалось создать подробную биографию одного из признанных финансовых авторитетов Америки. Уильям Силбер – соавтор ряда классических учебников по финансам, профессор экономики и финансов в Школе бизнеса Штерна при Нью-Йоркском университете. Волкер терпеливо отвечал на вопросы и предоставил в распоряжение автора свои личные документы в результате получился портрет живого человека, а не жизнеописание святого. getAbstract рекомендует книгу банкирам, тем, кто изучает финансы и политологию, финансовым стратегам и всем, кто хотел бы больше узнать о мотивах и убеждениях Пола Волкера.



Пол Волкер осознал, насколько значимой может быть работа на государственном посту, еще в юности. Его отцу, главе администрации поселка Тинек в штате Нью-Джерси, удалось восстановить финансовую систему своего района, разрушенную Великой депрессией. Отец привил “дружище Полу” (так его звали друзья и близкие) такие черты характера, как чувство долга, честность и стремление всегда говорить правду, даже если это кажется неразумным.


“Волкер чувствует себя в критических ситуациях как рыба в воде. Его методичные логические рассуждения приостанавливают все остальные мыслительные процессы, как в голове профессионального футболиста, когда тот оценивает защиту противника на линии розыгрыша. Управление кризисом – его любимое времяпрепровождение”.

Все это определило карьеру Пола Волкера в государственных структурах, которая началась вскоре после избрания президентом США Джона Кеннеди. За исключением непродолжительных периодов работы в частном секторе, Волкер отдал правительственным должностям более 50 лет жизни, а это полвека бурной экономической истории и пять президентов США. Во время кризиса, наступившего после отмены золотого стандарта в 1970-х годах, Волкеру пришлось договариваться с главами государств и иностранных банков. В 1980-х годах он победил в стране инфляцию. Уже будучи пожилым человеком, он снова принял государственную должность, когда в 2008 году в США разразился финансовый кризис. Все эти годы Пол Волкер оставался для многих моральным авторитетом, стремясь принимать обоснованные – пусть и не всегда популярные – решения.

“Волкер, казалось, был просто рожден для роли международного финансового дипломата”.

Блестящая возможность
В 1962 году, на посту помощника заместителя министра финансов, Волкер был призван помочь Джону Кеннеди в выполнении обещания президента сохранить “золотую основу” американского доллара. Он должен был разработать для правительства возможные варианты защиты золотого обеспечения американской валюты. Спустя несколько лет Пол Волкер перешел на работу в Chase Manhattan Bank, но в 1969 году вновь вернулся в столицу, теперь уже в администрацию Ричарда Никсона, в качестве заместителя министра финансов по валютным вопросам. Когда спекулятивное давление на цену золота, фиксированные валютные курсы и растущий дефицит американского платежного баланса стали угрожать позиции США, Волкер предложил революционный ход. Его идея заключалась во временной приостановке конвертируемости доллара в золото и использовании доллара в качестве всеобщего эквивалента. 15 августа 1971 года этот план был обнародован президентом Никсоном, который был озабочен не столько состоянием валютной системы, сколько политическими последствиями усиления инфляции и падения темпов экономического роста. Президент поручил Волкеру убедить глав иностранных держав и министров финансов в необходимости предпринимаемых США шагов. Мировое турне сделало Пола Волкера во всех смыслах заметным (он был двухметрового роста и всегда возвышался над окружающими) и авторитетным американским политиком. Газета The New York Times назвала его “Генри Киссинджером валютной дипломатии”.

“Волкер верил, что существует фундаментальная взаимосвязь между сильной валютой и сильной страной”.

Волкер верил в эффективность режима фиксированного валютного курса, установленного после Второй мировой войны Бреттон-Вудским соглашением, и считал, что этот режим принес мировой экономике стабильность. Такую же стабилизирующую роль, но уже в условиях плавающего валютного курса, он видел в долларе. Волкер ощущал на себе политическое давление Белого дома, всеми силами старавшегося сохранить как можно более низкие процентные ставки в течение всей предвыборной кампании 1972 года. В 1974 году, когда Ричард Никсон так и не назначил Волкера министром финансов, он покинул администрацию президента. В этот период объектом пристального внимания общественности стала инфляция индекс потребительских цен вырос на 12%. Последнее было отчасти вызвано скачком цен на нефть и пассивностью руководства ФРС.

“Волкер должен был бы знать, что Ричард Никсон никогда не назначит его министром финансов. Несмотря на свой государственный статус – главного финансового дипломата – он не входил в ближайшее окружение президента”.

Укротитель инфляции
Отвергнув все соблазнительные предложения от инвестиционных банков с зарплатой, в несколько раз превышавшей то, что он мог заработать на госслужбе, Пол Волкер занял в 1975 году пост президента Федерального резервного банка Нью-Йорка. Его волновал вопрос “инфляционных ожиданий”. Как самосбывающееся пророчество, они подталкивали людей больше тратить в предчувствии, что завтра цены будут намного выше. Он пришел к выводу, что повышение процентных ставок на продолжительный период могло бы нарушить подобную зависимость от инфляционных ожиданий. В противном же случае существовал риск ввергнуть экономику страны в состояние рецессии.

“Несмотря на противодействие кейнсианцев и монетаристов, Волкер добился больших успехов, дав реальным процентным ставкам бoльшую свободу колебаний – как вверх, так и вниз – чем когда-либо прежде, тем самым сделав их демпферами, призванными гасить все ухабы на экономическом ландшафте”.

В 1979 году Пол Волкер становится председателем Федеральной резервной системы. В том же году инфляция достигла отметки 13%, что способствовало нарастанию в стране “кризиса доверия”, как выразился президент Джимми Картер. Кризис коснулся и финансов семьи Волкеров. На посту главы ФРС Волкер получал 57 500 долларов в год, что было примерно в два раза меньше, чем в должности президента Федерального резервного банка Нью-Йорка. Жена Барбара, страдавшая ревматоидным артритом и диабетом, пошла работать на неполную ставку и даже поселила в нью-йоркской квартире жильца, чтобы как-то сводить концы с концами (положение семьи отягощалось тем, что у сына Волкеров был церебральный паралич). Сам же глава семьи снимал в Вашингтоне дешевую квартиру, где жил в течение рабочей недели, а на выходные летал домой – исключительно экономклассом. Дочь, закончившая университет и обосновавшаяся в соседнем штате Вирджиния, взяла на себя стирку и глажку, а также сопровождала его на официальных мероприятиях. Пристрастие Волкера к дешевым сигарам – а курил он беспрестанно – тоже было продиктовано стесненными обстоятельствами.

“Его успехи в борьбе с инфляцией восстановили веру в Федеральную резервную систему и сохранили позиции доллара как мировой резервной валюты”.

Вступив в борьбу с инфляцией, Волкер опирался в первую очередь на собственные идеи. Вопреки мнению многих, он поднял процентные ставки. Цена на золото стремительно взлетела, подтверждая тем самым стойкость инфляционных ожиданий. Инвесторы перекинулись на драгоценные металлы, чтобы хеджировать риски дальнейшего роста инфляции. Ряд экономистов, например Милтон Фридман, считали, что остановить инфляцию можно только с помощью жесткого контроля над денежной массой, а не манипулированием ставками. Волкер был убежден, что монетаристский подход приведет в краткосрочной перспективе к заметному росту и колебаниям процентных ставок. Если бы ФРС полностью отказалась от испытанного временем, “благоразумного, осторожного и постепенного” использования такого инструмента, как процентная ставка, в пользу ужесточения кредитно-денежной политики, то, по его мнению, это негативно отразилось бы на экономике страны. Общественность и политический истеблишмент давили на ФРС, стараясь заставить руководство главного финансового регулятора отказаться и от монетаризма, и от повышения ставок. На непродолжительное время такие шаги могли бы оказать положительный эффект на экономическую ситуацию, но в целом они поддержали бы инфляционные ожидания рынка и потребителей, а значит, и рост инфляции.

“Волкер продемонстрировал очевидную, не основанную ни на какой партийной принадлежности, неприязнь к бюджетному дефициту как таковому”.

Торжество упорства
В атмосфере нарастающего кризиса в одну из октябрьских суббот 1979 года, после закрытого обсуждения со своей командой, Волкер заявил о полном развороте политики ведомства. Главной целью ФРС стал контроль над денежной массой, а пределы колебаний процентных ставок были расширены. Многие отнеслись к этим мерам с недоверием. Волкеру и его команде требовались смелость и настойчивость, иначе великий эксперимент был бы обречен на провал. Критические высказывания звучали со всех сторон – и от политиков, и от экономистов. В 1980 году банковские процентные ставки взлетели до 20%, существенно сократив объем потребительских расходов, в то время как инфляция достигла уровня 15%. Денежная масса сократилась, и ФРС смело подняла процентные ставки за несколько недель до президентских выборов, в результате которых Картера в Белом доме сменил Рональд Рейган. “Медовый месяц Джимми Картера и Пола Волкера закончился 2 октября 1980 года”.

“Волкер не удивился, когда Рональд Рейган задался вопросом «А нужна ли нам Федеральная резервная система»”

Рецессия, растущая безработица и высокие процентные ставки мешали реализации плана Рейгана по стимулированию экономического роста путем сокращения налогов. Волкер считал, что увеличение бюджетного дефицита для компенсирования потерь от недополученных налоговых платежей поставит под угрозу перспективы развития экономики, а процентные ставки останутся на высоком уровне. Взгляды Волкера и президента США по данному вопросу не совпадали. Рейган неоднократно выражал сомнение в целесообразности существования ФРС как таковой. Но методы борьбы Волкера с инфляцией доказали свою эффективность. Если в 1980 году инфляция составляла 12%, то к концу 1981 года – уже 4%. Одновременно снизились и инфляционные ожидания.

“Независимость Федеральной резервной системы соответствовала натуре Волкера, но для достижения успеха он мог пойти и на компромисс”.

В начале 1982 года в один из праздничных дней Волкер попросил Рейгана о встрече. Глава ФРС убедил президента, что увеличение дефицита приведет к краху экономики. Летом того же года в силу вступил закон о повышении налогов, который получил поддержку и со стороны республиканцев. В 1983 году Рейган назначил Волкера председателем ФРС на второй срок. Но некоторые представители администрации стремились всеми силами ограничить его растущее влияние и популярность. В 1986 году недавно назначенные члены совета управляющих ФРС (“Банда четырех”) пошли наперекор Волкеру и проголосовали за снижение процентных ставок. Человек, которого, судя по опросам, считали вторым наиболее влиятельным лицом в США, признал, что независимости ФРС стала угрожать политика. В 1987 году он снова не поддался давлению большинства и выступил против дерегулирования деятельности банков. В середине года, к вящей радости своих политических врагов, Волкер отклонил предложение остаться на третий срок на посту председателя ФРС. Рынок ответил на это быстро и жестко доллар резко упал, а золото, наоборот, стало стремительно расти в цене. Как простые американцы, так и ведущие политики и экономисты сожалели об уходе Волкера и выражали беспокойство относительно будущего экономики США.

“Волкер всегда фанатично дрался за свои идеи, но прекращал борьбу, когда начинал привлекать к себе слишком большое внимание”.

Акт третий
Освободившись от бремени общественного внимания, Волкер стал председателем правления частной инвестиционной компании, которую он в 1996 году сделал публичной. В память о своей жене, умершей в 1998 году, он финансировал нью-йоркскую больницу. Волкер занимался и социальными вопросами. В 1996 году он возглавил “Независимый комитет выдающихся людей”, который управлял возвратом из Швейцарии активов, депонированных жертвами Холокоста. В 2002 году известная аудиторская фирма Arthur Andersen обратилась к Волкеру “как к одному из немногих общественных деятелей с высоким профессиональным и моральным авторитетом в мире финансов”, чтобы он помог восстановить доверие к компании после истории с Enron. К Волкеру обращались и из ООН с просьбой возглавить расследование скандала с программой “Нефть в обмен на продовольствие”. За эту работу он получил один доллар.

“Отставка Волкера 2 июня 1987 года стала сенсацией дня... и инвесторы ринулись скупать золото и продавать американские доллары, как если бы на пост председателя ФРС назначили Фиделя Кастро”.

Своему принципу политической нейтральности он изменил, поддержав в 2008 году Барака Обаму, а затем став его советником. После выборов Обама даже прощупывал возможности назначения Волкера на пост министра финансов. Инсайдеры же хорошо знали о склонности Волкера говорить то, что думает, вместо того, чтобы следовать линии партии, и не допустили его назначения на эту должность. Экс-председатель ФРС возглавил Консультативный совет по экономическому восстановлению при президенте США и при поддержке вице-президента Джозефа Байдена добился изменений в системе госрегулирования банковской деятельности, которые Обама окрестил “Правилом Волкера”.

“Волкер мог придраться и к самой Моне Лизе. Он мог выставить тех, кто, глядя на стакан, считали его полупустым, опасными оптимистами”.

Снова борьба Правило Волкера
По мнению Волкера, учитывая ту роль, которую банки играют на финансовых рынках и в экономике в целом, следовало ограничить их спекулятивную деятельность, а также повысить требования к размеру обязательных резервов, чтобы смягчить последствия в случае возникновения проблем. К Закону о реформировании Уолл-стрит и защите потребителей (или Закону Додда-Франка), Волкер был причастен как на стадии разработки, так и принятия используя свое влияние, он лично лоббировал в Конгрессе этот закон. Волкер активно выступал за запрет банкам торговать на финансовых рынках на собственные средства, ограничение размера инвестиций в хедж-фонды и повышение требований к банковским резервам.

“Если банки будут по-прежнему защищать за счет налогоплательщиков и дадут им свободно заниматься спекуляциями, возможно, я уже не доживу до очередного кризиса, но моя душа обязательно вернется и не даст вам покоя” (Выступление Пола Волкера в Сенате по вопросу “Правила Волкера”).

Противники утверждали, что руководство банков не сможет отделить чисто спекулятивную деятельность от разрешенных услуг. Волкер прекрасно понимал, что регуляторам потребуются высококлассные специалисты, чтобы контролировать все более усложняющуюся деятельность современных финансовых организаций. Вот что сказал он американским конгрессменам в 2010 году “Все банки активно приглашают к себе 26-летних молодых людей с математическим образованием и прочими нужными навыками. Контролирующим же органам нужны хотя бы несколько 28-летних такого же высокого уровня подготовки”.

Законодательная борьба ослабила некоторые из ограничений, которые отстаивал Пол Волкер. Например, вместо того, чтобы ограничить инвестиции банков в хедж-фонды до 500 миллионов долларов, как он предлагал, в заключительной версии закона банкам разрешили размещать в хедж-фондах до 3% своего регулятивного (минимального) капитала. Это означало, что такие банки, как, например, JPMorgan Chase, могли инвестировать в этот высокорискованный финансовый сектор около четырех миллиардов. Но Волкер не сдавался. Он настаивал на том, что реформам “нужны острые зубы”.

Волкер хотел заставить CEO и советы директоров банков лично подписывать документ, удостоверяющий, что их финансовые учреждения соответствуют необходимым требованиям, включая и запрет на торговлю на финансовых рынках за счет собственных средств. Он понимал, что порядок в корпоративной культуре следует наводить сверху. Топ-менеджеры и члены совета директоров должны отвечать за то, чтобы сотрудники банка чтили букву и дух закона.

На возражения по поводу того, что границы между спекулятивным и обычным рынком слишком размыты, Волкер отвечал в характерной для него манере “На мой взгляд, банкиров, утверждающих, что они не могут понять, где они торгуют за собственные средства, а где проводят операции по просьбе клиента, нельзя считать серьезными и компетентными банковскими менеджерами – независимо от того, сколько юристов они наняли и сколько хитрых финансовых уловок придумали, чтобы обойти запрет”.



Добавиться в друзья можно вот тут

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:

Tags: США, ФРС, книга, книги в кратком изложении, финансовый сектор
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo perfume007 december 15, 23:59 19
Buy for 20 tokens
В продолжении по циклам солнечной активности. Спасибо taxfree за тематику данного поста. Как утверждается Владимиром Левченко - после экстремумов, т.е. максимумов и минимумов солнечной активности, на следующий год всегда наблюдается провал в темпах роста мировой экономики. Левченко утверждает,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments