Финансовый парфюмер, там где запах денег... (perfume007) wrote,
Финансовый парфюмер, там где запах денег...
perfume007

Categories:

Спекуляции, тресты и помощь государству. Биография Джона Пирпонта Моргана в картинках 2 часть

Специально для https://vk.com/stepan_demurа Начало тут. Парфюмер изучил биографию Джона Пирпонта Моргана, создавшего или принимавшего участие в развитии нескольких крупнейших трестов и корпораций, в том числе U.S.Steel, General Electric, AT&T. Морган также возглавлял денежный трест, успешно противостоял конкурентам и спасал экономику США во время кризисов. Современники считали Джона Пирпонта Моргана жестким и алчным дельцом, способным ради достижения цели на что угодно. При жизни он действительно был известен достаточно спорными сделками. Впрочем, подобные обвинения можно было предъявить любому крупному капиталисту того времени. Морган же известен не только как блестящий банкир, но и как человек, который умел ставить глобальные цели и успешно их реализовывать.



Борьба с Куком. Посредничество в продаже акций New-York Central. После победы над Фиском и Гулдом Морган недолго расслаблялся и вскоре начал участвовать в очередном противостоянии. Его противником стал Джей Кук — один из крупнейших американских банкиров, который предоставлял правительству деньги в период Гражданской войны и имел широкую сеть связей среди политиков и в прессе, а, следовательно, заключал спорные сделки и имел достаточно врагов.




В 1869 году он получил контроль над железнодорожной компанией Northern Pacific и вскоре затеял глобальную спекулятивную игру, из-за чего весомая часть банкирских домов стала его противниками. Среди этих домов числился «Дрексел и К», который вскоре провел слияние с фирмой Моргана.

Спекулируя акциями Northern Pacific, Кук открыл фирму в Лондоне, где сделал партнером бывшего министра финансов Маккалоха. Так Кук обратил на себя внимание еще и Джуниуса Моргана. В 1871 году правительство США решило рефинансировать в облигациях $200 миллионов, оставшихся с Гражданской войны.



Кук не хотел ни с кем делиться и решил заполучить этот приз себе. Несмотря на попытки противодействия, например, решение Конгресса продавать облигации через министерство финансов напрямую, Кук победил. Банкирские дома Моргана и его отца, а также целый ряд подобных учреждений в Европе, стали посредниками в этой сделке и в борьбе участия не принимали.

Кук создал целых два синдиката для продажи облигаций — в США и в Европе. Морганам и еще нескольким банкирам предложили поучаствовать в европейском, но они отказались. Кук отлично заработал, но, как показало время, слишком высоко забрался.

В 1871 году Дэбни покинул фирму Моргана, а в его компанию вошел Энтони Дрекслер. Часть источников считают, что с этого момента Джон стал действовать независимо от отца. Дрекслер был чрезвычайно сильным союзником и привел к тому, что изначально нейтральный Морган перешел в оппозицию.



Противостояние Моргана и Кука началось в 1873 году. В то время правительство объявило о проведении очередного займа. Кук, пытаясь заполучить займ, столкнулся с союзом банкиров, противостоящих ему, и нежеланием правительства передавать это дело в его руки.

Против финансиста и Ротшильдов действовал синдикат, грамотно организованный Морганом, куда вошли дома Моргана-отца и сына, а также «Братья Барингзы» и «Мортон, Роуз и К». Джон Пирпонт Морган по своему обыкновению держался в тени, а публичным лицом этого союза стал Мортон. Они совместно лоббировали свои интересы в правительстве и давили на власти, указывая на зависимость от Кука.

В итоге Мортон и Морган к ярости Кука добились равного распределения и занимались распространением займа в США. Впрочем, особо он не разошелся, и Морган был даже вынужден попросить министерство сократить выпуск облигаций до $50 миллионов.

Причиной относительной неудачи считается предкризисная ситуация на рынке США и то, что Морган и Кук не сработались. Для Кука провал в этой сфере неудачно совпал с паникой 1873 года, когда его банк разорился. Сам Кук растерял репутацию, которая базировалась на том, что он является доверенной особой мелких акционеров, больше всего пострадавших в результате паники и пятилетнего кризиса, последовавшего за ней.

Морган не потерял позиции, а в 1876 году начал активно действовать в сфере государственных займов. В том году он создал синдикат, обеспечивший выпуск правительством США облигаций в 5% на сумму в $5 миллионов. При этом он выдержал конкуренцию с банкирским домом, представлявшим интересы Ротшильдов.

В 1877 году Морган уже в союзе с Ротшильдами и целым рядом других банкирских домов организовал еще один синдикат, ставивший целью продажу облигаций на сумму в $260 миллионов. Фирма Моргана заработала $5 миллионов. Союз с Ротшильдами сделал Моргана одним из влиятельнейших банкиров своего времени и максимально упрочил его положение в США.

Библиотека и музей Моргана

Заработанная репутация вскоре обеспечила Моргана интересными сделками, сулящими прибыль. В 1877 году умер Корнелиус Вандербильт, и империю унаследовал его сын Уильям, который сразу столкнулся с общественным осуждением из-за железнодорожной монополии New-York Central, а также желал обналичить часть отцовского наследства.

Вандербильт решил рассредоточить определенную долю своих акций и обратился за советом к Моргану, который охотно консультировал крупных капиталистов и отлично на этом зарабатывал. Еще одним мотивом Вандербильта принято считать опасение перед конкуренцией с Wabash, St.Louis & Pacific. Морган был очень заинтересован в этой компании, но получив выгодное предложение, мог и передумать.

В итоге было решено продать европейскими инвесторам акций на $25 миллионов , а также обеспечить Вандербильту союз с Wabash, St.Louis & Pacific. За это он, кроме прибыли за посредничество, вытребовал себе еще и место в совете директоров New-York Central. Переговоры держались в тайне, и долгое время сделка воспринималась специалистами скептически.



Для реализации акций Вандербильта Морган пошел стандартным путем — создал синдикат, куда вошли его собственный банковский дом, а также банковские дома отца и еще нескольких союзников вроде Мортона и представителей Ротшильдов. Что интересно, еще одним участником синдиката часть источников называет Джея Гулда — упорного врага Вандербильтов, который прекратил свою войну с этим семейством.

Морган успешно осуществил продажу, приобретая акции за $120 за штуку, а продавая за $131. Прибыль от сделки составила $3 миллионов. Часть источников утверждает, что информация об этой операции в процессе все же просочилась, а потому банкир потерял возможность заработать больше.

Реорганизация железнодорожных компаний
Если посмотреть на историю железнодорожных компаний того времени, то легко можно заметить негативную тенденцию, связанную со спекуляциями и мошенничеством их руководителей. В итоге инвесторы, в том числе иностранные, теряли деньги. Империя Морганов в те времена зависела от импорта капитала в США, а потому катастрофичное состояние железнодорожного бизнеса, и падение интереса к нему у иностранных инвесторов было для них угрозой. Морган вполне логично считал, что ему стоит установить свою диктатуру над этой отраслью и привести ее в порядок.



Морган начнет работу в этой сфере с реструктуризации обанкротившихся компаний. Ему приходилось договариваться в этом направлении с крупными предпринимателями вроде Вандербильтов. Сам процесс реорганизации представлял комплекс мер, включающий восстановление платежеспособности, ослабление конкуренции с помощью консолидации или общих интересов.

Важнейшим пунктом всех принятых мер был контроль. Здесь Морган прибегал к любым методам, начиная с покупки пакетов акций и заканчивая воутинг-трестами. Действовал Морган жестко, и принятые меры часто вызывали недовольство у акционеров и даже конкурентов этих компаний.

В январе 1889 года Морган созвал совещание владельцев Западных железных дорог в библиотеке своего особняка. Кроме самого Моргана, здесь присутствовали представители еще нескольких банкирских домов. В процессе Джон предложил создать организацию, которая бы регулировала тарифы, контролировала строительство новых линий, а также могла навязывать собственные решения. Морган угрожал использовать против несогласных капитал своего и союзных банковских домов.

Особняк Моргана в Нью-Йорке

После этого президенты и представители компаний провели собственное совещание, в процессе которого внесли некоторые изменения в предложения Моргана. Несмотря на согласие официальных представителей компаний, дальше дело пошло гораздо хуже. Часть компаний отказалась от участия в плане Моргана, другие не давали прямого ответа. Банкир в этой ситуации предпринял нетривиальный шаг и, не настаивая на выполнении соглашения, дал компаниям снова влезть в тарифную войну и конкуренцию.

Сам он тем временем запустил своего рода тестовый вариант организации на линиях, с которыми был в cоюзе — регулировал взаимоотношения между компанией Вандербильта и Pennsylvania Railroad.

В конце 1890 года железнодорожные компании снова устали от конкуренции, и Морган разослал новое приглашение. Это совещание проходило в более позитивном ключе. Морган сделал соглашение гораздо мягче, собираясь теперь создать консультирующий комитет. В него входили президент и член совета директоров каждой компании.



Они имели право назначать независимых арбитров и комиссии, рассматривающие спорные вопросы, а также контролировать выполнение постановлений. Они совместно занимались установлением тарифов между конкурирующими направлениями. Соглашение подписали все компании, кроме одной. Полезность этой организации сразу поставили под вопрос, но Морган смог ее доказать.

В 1893 году на рынке США разгорелся очередной кризис. В процессе пострадали компании, по некоторым источникам, владеющие чуть ли не 169 железными дорогами в США. Их владельцы стали искать помощи у Моргана.

Банкир, как и в прежние времена, приступил к их спасению, используя свою всем известную реорганизацию. Параллельно он, несмотря на противодействие, добился упрочения собственной власти в этой сфере.Есть мнение, что уже в 1897 году консультирующий комитет превратился в своего рода железнодорожную империю, где главенствовал Морган.

Кстати, в период кризиса Морган еще и спасал экономику США. Зная о том, в каком сложном положении находится страна, банкир не предпринимал никаких действий, пока к нему не обратился президент Гровенор Кливленд. У последнего не было особых альтернатив —национального банка в США не было, и его замещал банк Моргана. Джон Пирпонт представил собственный план спаcения экономики. В 1895 году Морган предоставил США $62 миллионов золотом, что, с учетом оставшихся у правительства резервов, помогло преодолеть кризис.

Говоря о действиях Моргана в конце XIX века, нельзя не упомянуть о его роли в создании General Electric. В 1879 году Томас Эдисон запатентовал лампу накаливания. Затем он, уже владея собственной компанией, начал выдвигать глобальные цели. Изначально изобретатель планировал осветить Манхеттен, а позже провести электрификацию США.

Но чтобы добиться подобного масштаба, необходима сильная поддержка в финансовых кругах. Эдисон обратился к Моргану, и тот неожиданно для многих проникся идеей и даже установил электрическое освещение у себя в доме и офисе.

Согласившись профинансировать освещение Манхеттена и другие проекты в этой сфере, Морган ожидал от Эдисона максимальной вовлеченности. Изобретатель же в большей мере концентрировался на интересующих его разработках. Не дождавшись реализации масштабных планов, Морган в 1892 году решил этот процесс ускорить, обеспечив слияние Edison Electric и ее конкурента Houston and Thompson. Созданная в результате компания сегодня известна, как General Electric.

Создание U.S. Steel
В 1897 году Морган, упрочивший свое положение в железнодорожной отрасли, обратил внимание на сталелитейную. На тот момент она имела четкое разделение — с одной стороны Carnegie Steel во главе с беспощадным Карнеги, а с другой — все остальные производители. На тот момент Морган в сталелитейной отрасли был представлен достаточно слабо и имел по одному директорскому креслу в Illinois Steel Company и в Minnesota Iron Company, но эта отрасль была банкиру очень интересна.



В 1898 году он создал Federal Steel Company, c помощью которой планировал укрепить свое положение в сталелитейной и железоплавильной отрасли. Приблизительно в это время к нему обратились Illinois Steel Company, Minnesota Iron Company и Lorein Steel Company. Они предложили «Дж. П. Морган и К» провести консолидацию их активов, чтобы получить возможность конкурировать с Карнеги. Морган их предложение поддержал, приобрел акции доверителей и продал их Federal Steel. Объединение возглавил Элберт Гэри, а Морган получил место в совете директоров.

Следующим шагом на пути организации стального треста стало создание еще двух компаний National Tube и American Bridge. Все эти компании, находясь фактически в руках Моргана, стали реальной угрозой незыблемой империи Карнеги. Впрочем, это было только начало, и уже в 1900 году Моргану начали предлагать объединить крупнейшие компании сталелитейной отрасли в единый трест.

На словах это выглядело гораздо проще, чем в реальности. Для объединения нужно было заполучить Carnegie Steel, Lake Superior Consolidated Iron Mines, принадлежащую Рокфеллеру, а также еще несколько крупных объединений. Морган начал с Карнеги, который в то время как раз задумался об отходе от дел и, пытаясь заработать на продаже побольше, угрожал рынку тотальной конкуренцией.

По некоторым источникам, Морган на то время еще сомневался в создании стального треста, но остальные предприниматели (кроме Рокфеллера), работающие в этой отрасли, обратились к нему и смогли настоять на своем. Морган мастерски провел с Карнеги переговоры и предложил сталелитейному магнату самому назвать цену. Карнеги потребовал $480 миллионов, и Морган согласился на сделку.

С остальными было не легче, но особого внимания заслуживает сделка с Рокфеллером, которому принадлежали необходимые такому тресту шахты, а также пароходы и часть железных дорог. Морган, осознав, что без этого не обойтись, предложил Рокфеллеру обсудить сделку у него в офисе, но тот отказался. Нефтяной магнат пригласил Моргана к себе в резиденцию. Джон Пирпонт был уязвлен этим, ведь получалось, что он приедет как проситель. Более того, Морган, учитывая соотношения капиталов, терял в процессе этих переговоров уже привычную для себя доминирующую позицию.
Рокфеллер все это понимал и не упустил случая посмеяться над одним из влиятельнейших банкиров того времени. Прибыв на переговоры, Морган сразу же предложил Рокфеллеру назвать цену. Тот посетовал, что отошел от дел, и посоветовал пообщаться с его сыном. Моргану пришлось дождаться прихода Рокфеллера-младшего. Последний ответил, что отец, находящийся с ними в одной комнате, не сообщал ему о желании продать Lake Superior Consolidated Iron Mines и пожелал банкиру всего хорошего.

Морган в ярости покинул дом Рокфеллеров и дальше предпочел вести переговоры через посредников. В конце концов им удалось сторговаться на чуть меньше $80 миллионов в акциях создаваемого треста. По завершении этой сделки все приготовления были закончены, и в апреле 1901 года в полную силу начал функционировать сталелитейный трест U.S. Steel.

По меркам того времени его уставный капитал был феноменален — $1, 4 млрд. Еще больше восхищения вызывал совет директоров, куда вошли Морган, Рокфеллеры и еще несколько крупнейших предпринимателей США. Джон Пирпонт был в восторге от своего детища, но от проблем его это не избавило, и U.S. Steel страдал и от кризисов, и от рабочих забастовок.

Борьба за Northern Pacific
В 1901 году Морган успел еще и поучаствовать в очередной битве за железнодорожную компанию, где его противником выступил давний соперник Эдвард Гарриман. Последний был крупным предпринимателем, заручившимся поддержкой банков и Standard Oil.



Немного раньше Морган решил, что Northern Pacific, принадлежащая его железнодорожному тресту, нуждается в восточном терминале в Чикаго. После некоторых колебаний он вместе с руководителем этой компании Джеймсом Хиллом обратили внимание на Burlington, которую им удалось купить.

Все бы ничего, но она по стечению обстоятельств была в сфере интересов Гарримана, и тот безуспешно пытался ее купить. Последний, столкнувшись с Хиллом, предложил ему продать третью часть Burlington, что, исходя из активно продвигаемой Морганом системы общих интересов, выглядело логично. Но Гарриман получил отказ.

Гарриман использовал это обстоятельство для начала войны и решил провести враждебный захват Northern Pacific. Он собрал необходимые для реализации этого плана $78 миллионов и, пытаясь соблюдать секретность, приступил к его реализации. Делал он все настолько искусно, что «Дж. П. Морган и К» продал 10 тысяч акций, стоимость которых за месяц выросла на 25%.



В конце концов Хилл понял в чем дело и сообщил Моргану. Тот, оценив ситуацию, начал действовать. Банкир принял решение приобрести 150 тысяч акций компании и направил своих агентов манипулировать стоимостью акций на бирже. Секретная борьба имела для трейдеров и спекулянтов печальные последствия.

Еще при первом росте акций компании они не поняли суть игры, решили, что акции Northern Pacific неоправданно выросли, и начали игру на понижение. Она, конечно, не удалась, — ведь стоимость акций продолжила неуклонно расти. Это породило банковскую панику 1901 года, продлившуюся одну неделю.

Ее причиной стало то, что трейдеры, упорно играющие на понижение, не смогли выполнить свои обязательства по займу. На бирже в ту неделю творился настоящий ад — стоимость одной акции Northern Pacific в четверг составляла $1000

Битва между Гарриманом и Морганом фактически закончилась вничью. Морган, как и планировал, заполучил 150 тысяч акций и потому сохранил контроль над компанией. Гарриман был не согласен, так как он смог получить привилегированные акции, имевшие такое же право голоса. Но только Морган и Хилл могли отстранить от голосования ценные бумаги этого типа. Гарриман собирался в ответ назвать их действия незаконными.

Война могла продолжиться, если бы у Гарримана были надежные союзники. Банк «Кун, Лоеб и К», а также те самые агенты Standard Oil поняли, что Морган готов использовать в борьбе все свои ресурсы, потому пошли на перемирье. Моргану передали возможность определить состав совета директоров, что было сделано достаточно лояльно. В частности, в него вошел Уильям Рокфеллер.



Говоря о Моргане, стоит отметить, что он был действительно великим финансистом, но допускал ошибки, как и каждый человек. Среди них можно выделить организацию в 1902 году треста International Mercantile Marine Company, который должен был обеспечить монополию в морской торговле, но принес больше убытков, чем пользы.

Во многом это произошло из-за перенасыщения рынка акций в связи с большим количеством подобных объединений — той самой паники 1903 года — а также просчете Моргана относительно получения субсидирования от правительства США. Вдобавок, против объединения были настроены в Британии. Кстати, именно IMMC принадлежал печально известный «Титаник». Трест просуществовал до 1940 года, но был признан несостоятельным еще в 1915.

Кризис 1907 года. Империя Моргана в последние годы его жизни
В период с 1902 по 1905 год было сделано несколько ошибок, которых Морган ранее не допускал. Это дало многим возможность посчитать, что банкир теряет хватку и собирается отходить от дел. Мнение общественности изменил кризис 1907 года. В сложной ситуации правительство, не имеющее финансовой структуры, способной активизировать банки и заставить их работать в одном направлении, было вынуждено обратиться к Моргану.


Яхта Моргана "Корсар"


Макет яхты Моргана "К\рсар"

Именно он контролировал процесс выхода из кризиса, принимая в своей знаменитой библиотеке крупнейших банкиров и предпринимателей, которые пришли к нему, готовые финансово помочь спасению экономики США. Совещания в библиотеке проходили одно за другим. Сам Морган часто уединялся в соседнем кабинете и после окончания споров между банкирами слушал их решение и либо соглашался, либо отказывался. Морган еще успевал совещаться с правительством, призывать других банкиров помочь стране, а также контролировать состояние всевозможных компаний.

Принято считать, что если бы Морган не вложил собственные деньги и не заставил банкиров сделать тоже самое, кризис мог закончиться для США гораздо хуже. Выйдя из кризиса героем, Морган продолжил вовсю наращивать размеры и влияние своей империи, добившись в этом колоссальных результатов. К 1912 году под его контролем оказались три крупнейших национальных банка и три страховые компании. Также с помощью воутинг-трестов или с помощью стандартного владения акциями Морган управлял деятельностью десяти железнодорожных систем, а еще 19 были связаны с ним финансово.

Таким же образом Морган контролировал деятельность пяти крупнейших трестов США: U.S. Steel, Western Union, General Electric, AT&T, а также International Harvester. В общей сложности под фактическим контролем Моргана было около 112 компаний. Приведенные цифры считаются лишь известной на сегодняшний день верхушкой айсберга и вполне вероятно, что влияние Моргана было глобальнее. Отдельно стоит упомянуть о так называемом денежном или монетарном тресте. Это было объединение шести крупнейших банковских домов, которое возглавлял Морган. Успехи входящих в это объединение банков рано или поздно должны были привлечь государство. Это случилось в 1912 году, когда начались слушания по делу денежного треста.


Джон Морган с сыном и дочерью

В процессе комитет не смог доказать существование подобного объединения, но зато предъявил Моргану обвинения в финансовой централизации. Судя по всему, банкира пытались представить противником конкуренции и человеком, стремящимся к власти над экономикой страны. Морган, вызванный для дачи показаний, обвинения отвергал. В конце концов комитет предложил рекомендации, которые должны были разрушить систему Моргана. Правда, такого эффекта предложенные ими меры не возымели, а лишь регулировали некоторые аспекты финансовой централизации.

В 1913 году Морган отправился в круиз в Европу, где любил отдыхать и собираться с мыслями. Его путешествие началось в январе, и вернуться банкиру из него было уже не суждено — 31 марта он умер в Риме, оставив после себя состояние $118 миллионов, что около $49 миллиардов в пересчете на наши деньги. Его огромная империя перешла под руководство партнеров и сына Джона Пирпонта Моргана-младшего.

Джон Пирпонт Морган-младший

Последний, несмотря на все усилия, деятелем уровня отца не стал, хотя при нем семейное дело не развалилоcь. Последующие поколения Морганов чувствовали себя неплохо, будучи акционерами и членами совета директоров General Electric, General Motors и целого ряда других компаний.

Cемейному банку повезло меньше — в 1933 году его пришлось разделить из-за запрета коммерческим банкам заниматься инвестициями. Так появился инвестиционный банк Morgan & Stanley. Оставшаяся J.P.Mogan & Co в 2000 году объединилась с Chase Manhattan Bank, создав один из крупнейших банков в мире — JPMorgan Chase & Co.

Источник






Добавиться в друзья можно вот тут
Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:
Tags: Морган, бангстеры, банки, крупный капитал, олигархи, спекуляции
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo perfume007 december 15, 23:59 19
Buy for 20 tokens
В продолжении по циклам солнечной активности. Спасибо taxfree за тематику данного поста. Как утверждается Владимиром Левченко - после экстремумов, т.е. максимумов и минимумов солнечной активности, на следующий год всегда наблюдается провал в темпах роста мировой экономики. Левченко утверждает,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments