Финансовый парфюмер, там где запах денег... (perfume007) wrote,
Финансовый парфюмер, там где запах денег...
perfume007

Categories:

Самородок русской деловитости. Что Александр Чичкин за 60 лет сделал для молочной индустрии

Финансовый парфюмер изучил биографию предпринимателя Александра Чичкина, который работал в молочной промышленности с конца 19 века до 1940-х годов. Он открыл в Москве первый специализированный молочный магазин, построил несколько заводов и организовал систему мотивации сотрудников, подобную той, что сейчас применяется в японских компаниях.


Александр Васильевич Чичкин родился в деревне Коприно Ярославской губернии в 1862 году. Ему повезло появиться на свет после отмены крепостного права. Александр Васильевич не единожды отмечал, что детство у него было счастливым. Примером для будущего предпринимателя стал иеромонах Федор Виноградов, который занимал должность казначея и завхоза в соседствующем с деревней Югско-Дорофеевском мужском монастыре. Федор Виноградов, судя по всему, был человеком активным и неординарным — антиподом тех священников, которых позже рисовала советская пропаганда. Он не ограничивался религиозными наставлениями и реализовывал вполне материальные проекты, полезные для Коприно. Благодаря отцу Федору в деревне появилась пожарная дружина, библиотеки, театр, а позже и кинотеатр.


В детстве Чичкина иеромонах помог Николаю Верещагину, одному из светил тогдашней молочной промышленности, организовать в деревне сыроварню. Чичкина часто можно было увидеть возле отца Федора, и Верещагин с другом, предпринимателем Владимиром Бландовым, к нему привыкли. Когда они в 1871 году решили открыть в Тверской губернии школу для обучения детей молочному промыслу, одним из первых учеников стал Чичкин. Бландов и Верещагин оплачивали обучение и следили за успехами своего протеже. Позже было открыто отделение школы в Коприно, и Чичкин смог учиться здесь.

Учеба, видимо, удалась: по протекции Бландова Чичкин отправился в реальное училище, а потом поступил в Петровскую сельскохозяйственную академию. Для многих крестьянских детей уже и такое образование было бы настоящим подарком. Чичкин же демонстрировал блестящие способности, и Бландов решил, что ему нужно отправиться в парижский институт Пастера. Чичкин стажировался здесь три года и получил уникальные практические навыки. Окончив учебу, он мог считаться одним из лучших специалистов в Европе.

Естественно, Бландов, столько вложивший в молодого человека, имел на него виды. Чичкин оказался в Москве, где начал работать в лавке своего благодетеля. Некоторые исследователи пытаются приписать бизнесу Бландова убытки и проблемы, но он был одним из крупнейших купцов в отрасли и вполне преуспевал.

Эта версия событий не единственная. Популярнее всего мнение, что Чичкин в Москве работал в лавке своего отца, которая торговала продукцией Бландова или вообще отчасти ему принадлежала. Точно известно, что некоторое время Василий Чичкин был лоцманом. Каким образом он попал в Москву и стал то ли владельцем, то ли совладельцем лавки, непонятно. Возможно, ему помогло знакомство сына с Бландовым. Также в Москве Чичкин познакомился с дочерью Бландова, и спустя некоторое время они поженились.


Свое дело. Молочные магазины
Казалось бы, после женитьбы Чичкин мог просто войти в долю с тестем, но делать этого не стал. Благодаря Бландову он получил беспроцентный кредит и в 1888 году открыл свою молочную лавку. Впрочем, это не совсем подходящее слово: в лавках в то время продавался только сыр, а остальные молочные продукты можно было купить на рынке у крестьян. Чичкин же создал специализированный молочный магазин. Обучаясь во Франции, он понял, что важно правильно подходить к организации и отбору сырья.

Поставщики быстро поняли, что обмануть Чичкина не удастся. Низкокачественные продукты предприниматель не брал или возвращал. Персоналу было не легче: тот, кто не поддерживал идеальную чистоту или плохо обслуживал покупателей, легко мог потерять работу. Уборщиц Чичкин не нанимал: сотрудники должны были следить за чистотой помещения сами. Чтобы подчеркнуть порядок, в магазине было много белого цвета — начиная с плитки и заканчивая формой приказчиков.

Еще одним оригинальным ходом был отказ от пастеризации молока: в магазине открыто демонстрировали, что все продукты свежие, попросту выливая вчерашнее молоко в канализацию на глазах у прохожих. Вскоре в магазин Чичкина потянулись люди: одни за покупками, а другие — взглянуть на диковинную лавку.

Вскоре бизнес начал приносить стабильный доход, и Чичкин задумался об увеличении масштабов. Он стал открывать новые магазины и покупать мелких конкурентов и вскоре стал реальным игроком на рынке, что навредило его отношениям с тестем. Бландов, вложивший столько времени и денег в обучение будущего зятя, похоже, надеялся, что тот займется его бизнесом.


Когда Александр Васильевич решил начать собственное дело, купец не протестовал — видимо, он считал, что молодой человек не сможет быстро достичь весомых результатов. Рост его бизнеса для Владимира Ивановича означал появление еще одного конкурента, с которыми купец особо не церемонился. Вскоре досталось и зятю.

Встречается две версии развития событий. Исходя из первой, Бландов всячески пытался переманить к себе сотрудников Чичкина, но они не поддавались на уговоры. Вторая версия гласит, что Владимир Иванович пытался еще и споить рабочих Чичкина, но не добился своего, да и зять вскоре узнал об этой затее. Многие исследователи сообщают, что после этого Чичкин поглотил бизнес тестя.

Есть и более реалистичный вариант: они еще долго конкурировали между собой, но до крайностей больше не доходили. Это косвенно подтверждается тем, что артельное производство Бландова в 1900 году было в полном порядке: его продукция завоевала гран-при парижской Всемирной выставки.

Дальнейшая конкуренция была стандартной: Бландов открывал магазины на одной улице с Чичкиным, боролся за поставщиков и клиентов. У него было не так много шансов победить, ведь он сам вырастил себе соперника и позаботился, чтобы тот получил самый передовой опыт. На пике противостояния предприниматели были примерно равны по силам, но позже Чичкин смог опередить упорного оппонента. Некоторые источники указывают, что эта конкуренция привела к созданию кефира. Впрочем, у этого продукта длинная история, которая заслуживает отдельного рассказа.

В первом десятилетии 20 века Чичкин начал размещать магазины по всей стране, причем не ограничивался только предпринимательской деятельностью. Он стал экспертом в молочной отрасли: читал лекции и принимал участие в тематических съездах. Кроме того, Чичкин начал создавать цеха для переработки молочной продукции. В отличие от Бландова, он предпочитал не стеклянные бутылки, а жестяные фляги, причем на таре была отчеканена его фамилия.


Система поощрения сотрудников
Один из самых неординарных ходов Чичкина — система поощрения сотрудников. У нее была четкая структура, построенная на этапах взросления и развития рабочего — начиная со школы и заканчивая 60-летием. Она приняла окончательный вид, когда дело разрослось настолько, что Чичкин смог отслеживать обучение потенциальных сотрудников с детского возраста.

Система Чичкина строилась на трех главных принципах: найти талант, беречь его и развивать. Очевидно, на нее повлияло то, сколько преимуществ раннее обучение дало самому Чичкину. Впрочем, о полном прохождении всех этапов речь не шла, и применяли систему, просто исходя из возраста работника и его продвижения по службе.

Чичкин начинал готовить сотрудников с восьми лет, оценивая их способности, контролируя успеваемость и учитывая все, вплоть до семьи. Подростком кандидат переезжал в Москву, где за его обучение брались специалисты, причем давали и практические навыки. Сам предприниматель поэтично называл первый этап так — «Рождение мечты и любви к профессии». Он включал в себя еще и нечто вроде профориентации.

Новый этап, «Энтузиазм», начинался в 20 лет. Сотрудники начинали работать самостоятельно, а служба контроля изучала их методы и тщательность. Человек не мог точно знать, когда и кто следит за его работой. Все были уверены только в одном: Чичкин все видит, поэтому должная отдача будет награждена, а за работу спустя рукава можно потерять место.

25–30 лет — время этапа «Честолюбие». Чичкин говорил, что это идеальный момент, чтобы использовать тщеславие работника для пользы фирмы. Наконец-то начинался реальный карьерный рост, исходя из того, как человек показал себя и как работает сейчас.

Начинала действовать своего рода программа переводов — не только для поощрения или наказания сотрудника, но и чтобы работники не слишком засиживались на одном месте. Работа отслеживалась еще жестче, проверки происходили неожиданно, никто не закрывал глаза на недочеты. В общем, все, кто получал повышение или перевод на место получше, были достойными кандидатами. Продвижение по карьерной лестнице могло быть разным — начиная с чуть более высокой должности в магазине и заканчивая переходом в ревизоры.

Период с 30 до 40 лет назывался «Спокойное ожидание». Начиная с 30 лет авторитетные сотрудники, обученные работать на высоком уровне, зарабатывали различные бонусы и льготы. За разные периоды им увеличивали зарплату, выплачивали премии, начисляли проценты за стаж работы и достижения. Сотрудник понимал, как много он получает, знал, что лучшие бонусы еще впереди, и работал не покладая рук из страха потерять место.

Часто пишут, что Чичкин предоставлял своим сотрудникам жилье и еду, поэтому они не получали зарплату каждый месяц — деньги просто шли на их счет, с которого Чичкин выплачивал 6% годовых. Есть сведения, что этот подход был очень популярен, особенно среди холостых работников.

После 40 лет сотрудник дозревал до этапа «Исполнение мечты». Кроме роста бонусов, его ждал еще и почет: опытный специалист становился кладезем знаний и опыта для начинающих. Чичкин считал, что отсутствие уважения к работнику и пренебрежение его способностями в этом возрасте ведут к профессиональной смерти и потере интереса к работе.

Важной частью схемы была система контроля — работу курировал специальный отдел. Проверяли все, начиная с качества продукции и заканчивая работой отдельных людей. Во власти контролеров было наказывать и поощрять персонал — естественно, с учетом мнения Чичкина. Соблюдалась полная секретность: иногда даже водители ревизоров не знали, куда нужно будет ехать. Таким образом ревизия имела практическую пользу, а не превращалась в театральную постановку.

Некоторые источники указывают, что создавать систему начали в 1907 году, а внедрили в 1910 году, когда сеть Чичкина уже укрепила позиции. Предприниматель начал использовать систему в магазинах, а закончил, скорее всего, заводами и их филиалами. В будущем ее взяли на вооружение в Японии, и многие аналитики считают, что этот подход стал одной из причин стремительного развития страны. Есть легенда, что в 1980-е годы японцы пытались найти родственников Чичкина, чтобы вручить им денежную премию в качестве благодарности.

Революционные события. Постройка завода
В 1905 году, чтобы поддерживать порядок на заводах, владельцам приходилось бороться со стачками. Чичкин с такими проблемами не столкнулся: некоторые источники даже говорят, что он был не против участия рабочих в демонстрациях. Те отблагодарили директора, попытавшись объявить его президентом предполагаемой новой республики.

Мало того, что Чичкин не вмешивался в выступления — он распорядился завезти в магазины достаточно медикаментов, чтобы помочь раненым и пострадавшим в уличных боях. За это власти даже отправили его в тюрьму, правда, ненадолго. Есть версия, что после освобождения Чичкин стал помогать неудачливым революционерам деньгами и продукцией, причем многое досталось и большевикам, чего они не забыли.

Предприниматель был занят не только революцией — он начал строить завод. Было закуплено лучшее оборудование, привлечены известные специалисты — чтобы получить контроль над отраслью, Чичкин не жалел денег. До него никто в стране не пытался одновременно производить разные виды молочных продуктов и продавать их: купцы в лучшем случае создавали сыроварные артели.

Возводил завод Алексей Попов, один из ближайших помощников Чичкина, который изучал такие производства в европейских странах. Крупнейший в Европе молокоперерабатывающий завод был открыт в 1910 году и произвел на современников сильное впечатление. Условия для рабочих были практически идеальны — без штрафов и прочих негуманных способов поддерживать трудовую дисциплину. На территории завода были больницы, столовые, прачечные.

В лучшие времена московский завод Чичкина перерабатывал до 100−150 тонн молочной продукции в день. Предприниматель не остановился на этом и стал создавать филиалы завода в других губерниях — их было 27. Число магазинов почти достигло сотни, а география поставщиков распространялась почти на всю империю. Уставный капитал предприятия достиг 10 млн рублей: по сравнению с другими отраслями это было не так много, но для молочного производства — рекорд. Развитие не прекращалось и в годы войны: в 1915 году был возведен филиал завода в Одессе.

Чичкин стал жить жизнью богатого человека — увлекся пилотированием собственного самолета и ездой на автомобиле. Некоторые источники говорят, что он продолжал перечислять деньги большевикам, а активистам помогал прятаться. В то же время Чичкин длительное время был в хороших отношениях с императорской семьей — по крайней мере, об этом говорят некоторые истории из жизни бизнесмена.

Деятельность после революции
В 1917 году инвестиции в большевиков оправдались. Рабочие молокозавода после смены власти особенно не бастовали, да и причин у них не было. После принятия закона о национализации Александр Васильевич в полном порядке передал предприятия большевикам. Во всяком случае, положение дел было лучше, чем у других крупных предпринимателей, которые не собирались оставлять советской власти исправно работающее производство.

На момент передачи сам Чичкин, похоже, был не в Москве, а вскоре после смены власти уехал во Францию. Там он пробыл до 1922 года, после чего договорился о возвращении в страну. Он попытался вернуться в бизнес и открыл крупный оптовый магазин с молочной продукцией. Торговля шла с переменным успехом, и надолго он в деле не задержался, а в 1929 году и вовсе был отправлен в Казахстан — новая власть назвала это трудовым перевоспитанием. Комично, но перед этим, в 1926 году, власти наградили его орденом «Знак почета» — он стал первым экс-предпринимателем, получившим государственную награду СССР.

В начале 1930-х годов бывший миллионер стал технологом и лектором. В ссылке он несколько лет передавал знания студентам. Лекции читал без запинок и без конспектов и, по воспоминаниям, доносил мысли доступно.

Начало индустриализации СССР показало, что государству нужны специалисты, которые смогут организовывать производство. Молотов, которому Чичкин в 1917 году помогал прятаться от властей, вернул его с «перевоспитания». Втроем с наркомом пищевой промышленности Анастасом Микояном они принялись восстанавливать молочную отрасль и преуспели. Чичкин был своего рода консультантом для государственных деятелей, которые не понимали многих аспектов отрасли.

Под контролем Александра Васильевича началось строительство молочных магазинов по всей стране. Вместе с Микояном они существенно расширили ассортимент молочных продуктов и популяризировали ряженку и кефир. Чичкин продолжал консультировать правительство даже после выхода на пенсию в середине 1930-х годов.

Молокозавод Чичкина в Одессе. Рациональный модерн, ретроспективный модерн, кирпичный стиль. Архитектор: Л. М. Чернигов. Дата строительства: 1914-1915

Во время Великой Отечественной войны большинство заводов и фабрик эвакуировали в Среднюю Азию. Чичкин, который провел там несколько лет, стал для государства находкой: он участвовал в разработке технологии, как максимизировать молочное производство при недостатке сырья, и давал рекомендации по увеличению поголовья молочного скота.

Достижения Чичкина использовались и в послевоенные времена, что помогло развить производство молока в Средней Азии. В 1942 году Сталин присвоил ему звание «Ударник третьего пятилетнего плана», а после поблагодарил Александра Васильевича в телеграмме, датированной 9 мая 1945 года.

Последнее важное деяние Чичкина — он направил Молотову обширные рекомендации по организации и восстановлению молочной промышленности, которые были приняты к сведению. Когда в 1949 году Чичкин умер, организацией похорон занимался сам Микоян. Провожали предпринимателя с почестями.

Александр Васильевич Чичкин — один из величайших в стране предпринимателей предреволюционной эпохи. Он родился в деревне, но благодаря уму и везению получил хорошее образование и за несколько десятилетий изменил молочную промышленность. Создал систему поощрения и продвижения сотрудников, которая актуальна до сих пор. Его способности пригодились во время становления СССР и сыграли важную роль во время войны и после нее. Исследователи говорят, что сначала Чичкин учился в Европе, а позже Европа училась у него.

Источник

Добавиться в друзья можно вот тут

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:


Tags: Российская Империя, СССР, до революции, история, производительность труда, производство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo perfume007 february 5, 23:55 238
Buy for 20 tokens
Константин, 35 лет, занимается арендой больше 10 лет. Я сдаю несколько однокомнатных квартир экономкласса в спальных районах Москвы. Покупал их специально для этого. Многие считают, что это легкие деньги. Всем мечтающим о безоблачной жизни советую поискать другой доход. Если наем помещений —…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments