Финансовый парфюмер, там где запах денег... (perfume007) wrote,
Финансовый парфюмер, там где запах денег...
perfume007

Categories:

Готовимся к поэтапному росту цен на бензин в геометрической прогрессии

Топливные цены — проблема не экономическая, а политическая, считает экс-депутат Госдумы РФ, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Центрального экономико-математического института РАН Иван Грачев. И ее не смогли решить на совещании правительства РФ на этой неделе, где думали, как изменить параметры налогового маневра в нефтяной отрасли и говорили о лицензировании. А надо просто вернуться к таможенным пошлинам, доказывает Грачев - «Если вводить таможенную пошлину на некий товар, его цена на экспорте растет, и производитель теряет рынки. Но ни к нефти, ни к газу это никакого отношения не имеет»


Сначала — о некоторых фундаментальных основах налогового маневра и его влиянии на экономику страны, на компании, на людей. Итак, в чем суть? Таможенная пошлина по этому налоговому маневру заменяется внутренними налогами. Главное, надо понимать, что через таможенную пошлину мы явным образом брали деньги в бюджет РФ с граждан других стран, а внутренние налоги берутся с граждан нашей страны.

Почему тем не менее экспортные таможенные пошлины для большинства товаров не применяются? Потому что при этом теряется конкурентоспособность товара. Грубо говоря, если вводить таможенную пошлину на некий товар, его цена на экспорте растет, и производитель теряет рынки. Но ни к нефти, ни к газу это никакого отношения не имеет. Там есть реальная цена, которая складывается у потребителя — это порядка $600 за тонну, чуть меньше. И что значит — взять и сбросить цену? Допустим, мы бы таможенную пошлину сбросили, чтобы захватить новые рынки. Но ничего из этого не получится, будет лишь тотальный сброс цены и, соответственно, падение доходов — что мы уже проходили. Потому что квотированием, через ОПЕК, через всякие другие процедуры система по объему поставок приспосабливается к реальной цене, которую потребитель способен платить на нынешнем этапе. Сегодня — вот эти $600. Следовательно, никаких плюсов в отмене таможенных пошлин для нефти и газа нет в природе. Мы будет добывать и продавать примерно столько же, на сколько договорились.


НАШЕМУ МИНФИНУ НАДО БЫ ЗНАТЬ НЕМНОЖКО АРИФМЕТИКИ
Как практически это работает и откуда начинается путаница с налоговым маневром? Тут нашему минфину надо бы знать немножко арифметики в пределах советской начальной школы. Для того чтобы упростить изложение, будем считать, что в стране добывают порядка 600 млн тонн нефти, порядка 300 млн идет на экспорт и примерно столько же используется внутри страны. Себестоимость добычи одной тонны нефти в России — порядка $60. Компании дают разные оценки, но реально у «Лукойла», «Роснефти» примерно так.

Проследим внутреннюю и внешнюю цепочку, чтобы понять, как работает налоговый маневр. До всякого экспорта первый налог, который добавляется, основной и главный — НДПИ, налог на добычу полезных ископаемых. Его порядок — примерно удвоение, $120. Если записать изменение цены как единицу при X, где X — цена налога, то X — это примерно единица. Она тоже колеблется, там куча всяких разных исключений, но порядок величины такой. Соответственно, эта цена идет и на внутренние заводы, но и на экспорт, потому что НДПИ сидит везде.

Что происходит при экспорте на границе? Внешняя цена — $600. Пришла к границе нефть ценой в $120, к ней прибавили таможенную пошлину. Она в хорошие годы доходила примерно до $300 за тонну. Остальное, $180, это примерная прибыль компании при экспорте нефти. Вот такой грубый расклад был при экспорте.

Что происходит по внутренней цепочке? Нефть везут на перерабатывающие заводы. Но, условно говоря, можно отбросить, забыть про затраты на логистику, на переработку, потому что в цене нефти главное — ее себестоимость и налоги. Это означает, что внутри страны к тем самым $120 за тонну добавится прибыль компании — она до налогового маневра была примерно такая же, как на экспорте, $180. И остальное — это единица плюс Y, умноженное до цены, — это все налоги. В итоге получались примерно те же $600 за тонну — если не лезть в то, что при переработке нефть частично теряется, и в прочее. Грубая оценка такая. Соответственно, Y до налогового маневра можно было оценить примерно в 2,5. Это все налоги — акцизы, НДС, цена переработки. Так мы получаем цену бензина на бензоколонке. Грубо говоря, в цене литра бензина порядка 60% было налогов.

Налоговый маневр объективно, конечно, выгоден Западу.
И в правительстве РФ есть люди, которые будут его отстаивать до последнего

УСЛОВНО ГОВОРЯ, НАДО ДОПЛАЧИВАТЬ ЛЮДЯМ ПРИ ПОКУПКЕ ЛИТРА БЕНЗИНА, ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ СОХРАНИТЬ ЦЕНУ
А что такое налоговый маневр? Мы примерно подсчитали, сколько до налогового маневра брали в бюджет с граждан РФ, с компаний, с граждан других стран — те самые $300 на тонну.

Но вот эти $300, таможенную пошлину обнулили, не стало таможенной пошлины. В этом суть налогового маневра. Чем заманили, чтобы бюджет не проиграл? Прежде всего, увеличением НДПИ — этот налог должен вырасти так, чтобы поступления в бюджет остались прежними. И чтобы прибыль компаний осталась примерно прежней — им же обещали, что они ничего не потеряют из-за налогового маневра.

Что дальше? Если сохранить цену на бензин, как требует президент РФ, надо было сильно уменьшить Y — то есть все остальные налоги, НДС, акцизы и прочее должны быть сильно уменьшены. Но тут надо учитывать, что когда НДПИ увеличили (а этот налог приходится увеличивать очень сильно), то компании сразу начинают «сверлить дырки», придумывать всякие освоения новых месторождений, старых месторождений, обводненных месторождений… Так организуется огромное количество «дырок» в налогах, причем в достаточно несистематизированной форме. Уже на этой стадии очевидно, что такие компании, как «Татнефть», сразу проигрывают, — в отличие от тех, у которых наиболее эффективные лоббисты в Думе. А это прежде всего «Газпром», «Роснефть»… У остальных их тяжелые нефти в полном объеме учитываться в налоговом законодательстве не будут.

Если эту модель посчитать для некоторых вариантов, то уменьшение Y — сводного налога на все остальное — иногда даже становится отрицательным. То есть, условно говоря, надо доплачивать людям при покупке литра бензина, если вы хотите сохранить цену… Ясно, что по жизни ничего подобного не происходит, никакого значимого уменьшения налогов нет и не будет. А это означает, что либо автоматически сильно вырастут цены, либо уменьшится прибыль компаний. Я уже говорил про требование президента сохранять в течение определенного времени — сначала до выборов, а потом и еще дольше — цены на бензин, что неизбежно приводит к снижению прибыли компаний. Естественно, они будут против этого бороться.

НАДО ОТМЕНЯТЬ НАЛОГОВЫЙ МАНЕВР И ВОЗВРАЩАТЬСЯ К ТАМОЖЕННЫМ ПОШЛИНАМ
Как показало совещание в федеральном правительстве на этой неделе, оно возлагает надежды на всевозможные накрутки. Дает обещания, что, вот, мы здесь подкрутим, там подкрутим — и цены на бензин останутся невысокими, и поступления в бюджет сохранятся, и прибыль компаний не уменьшится. Но это невозможно. Сняв нагрузку с граждан других стран и перекинув ее на граждан своей страны, сохранить одновременно и цены на бензин, и прибыль компаний, и поступления в бюджет, которые были до налогового маневра, — это задача практически решения не имеет. И не будет иметь. Значит, в наиболее вероятном варианте цены на бензин будут расти. И, если по-хорошему, то надо четко признавать, что вся эта затея изначально была неверной, — надо отменять налоговый маневр и возвращаться к таможенным пошлинам, примерно таким же, какими они были на старте налогового маневра. И, соответственно, снижать налоги — и в части НДПИ, и в части налогов на конечного потребителя.

Но тут дело не в экономике, а в политике. Налоговый маневр объективно, конечно, выгоден Западу. И в правительстве РФ есть люди, которые будут его отстаивать до последнего. Будут долбить, что вот этот принцип равнодоходности, заложенный в ВТО, который на самом деле ведет к тому, что цены на бензин в Германии и в России должны стать примерно одинаковыми, — священный, его никак отменить нельзя. И налоговый маневр в связи с этим тоже священная корова. Соответственно, гражданам надо готовиться к поэтапному росту цен на бензин в геометрической прогрессии. Никуда от этого не денешься в рамках налогового маневра.

А всякое там частичное лицензирование, квотирование, которое обсуждают в правительстве, — это на самом деле полная ерунда. Потому что, если ты эту задачу не можешь решить, если она не имеет решения, все эти трюки все равно ни к чему не приведут. Конечно, можно выкрутить руки людям и компаниям, чтобы они шесть месяцев продержались или хотя бы три месяца… Но дальше все равно — рост цен на бензин в геометрической прогрессии.

В цене литра бензина порядка 60% было налогов

СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ПРОДВИНУТЫХ ЧИТАТЕЛЕЙ
В отличие от прошлых публикаций, в которых использовались материалы из моих научных статей, здесь я намерен поступить противоположным образом. Я напишу на этой основе научную статью. Комментаторы, у которых есть идеи о социально-психологических аспектах налогового маневра, могут стать соавторами. Для них — более подробные расчеты.

Доход компании от продажи тонны нефти на экспорт ДЭ=600-300-60*(1+Х), где Х — относительный нормированный к себестоимости добычи нефти НДПИ.

Для упрощения оценок предполагаем, что цена тонны нефти в цене бензина на колонке (Р) также равна $600, что примерно соответствует действительности на момент начала налогового маневра. Доход компании от тонны нефти, переработанной и проданной на внутреннем рынке, упрощенно составит: ДВ=600-60*(1+Х)*(1+Y), где Y — эффективный нормированный налог, заменяющий все налоги

До налогового маневра Х грубо можно приравнять 1. Тогда равная доходность (ДЭ=ДВ) от продажи нефти на экспорт и дома, а следовательно, и отсутствие дефицита бензина, требует Y приближенно на уровне 2.5. Кстати, это обеспечивает и правильную долю налогов в цене литра бензина, что косвенно означает не слишком большое загрубление модели.

А теперь осуществим налоговый маневр, то есть выкинем в первой формуле 300 и обеспечим сохранение поступлений в бюджет увеличением Х. Реально при любых практических экспортных и внутренних ценах это будет изменение в разы (3–4). Конкретное значение неважно, так как любому, кто знает арифметику на уровне советской школы, очевидно, что сохранение равной доходности (ДЭ=ДВ) потребует после налогового маневра обнуления Y. Также очевидно, что в реальной жизни никакого обнуления налогов не происходит и никогда не произойдет. Но тогда сохранение внутренних доходов компании потребует увеличения цены на бензин в перспективе в два раза. При сохранении цены бензина будет стремиться к нулю внутренняя доходность, а следовательно, появятся симптомы дефицита, с которым правительство уже начало безнадежную борьбу лицензированиями и квотированиями.

На практике реализуется промежуточный вариант, в результате налогового маневра растут цены на бензин, падают поступления в бюджет и растет асимметрия внутренней и экспортной доходности. Несмотря на то, что при анализе мы сильно упростили себе жизнь, приравняв объемы экспорта и внутреннего потребления, а также пограничные и бензинные цены на нефть, этот анализ полностью характеризует подрывное действие налогового маневра на экономику России.

Источник

Добавиться в друзья можно вот тут

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:


Tags: Россия, налоги, налоговый маневр, нефть, ценообразование, цены, цены на нефть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo perfume007 december 15, 2020 23:59 17
Buy for 20 tokens
В продолжении по циклам солнечной активности. Спасибо taxfree за тематику данного поста. Как утверждается Владимиром Левченко - после экстремумов, т.е. максимумов и минимумов солнечной активности, на следующий год всегда наблюдается провал в темпах роста мировой экономики. Левченко утверждает,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments