Финансовый парфюмер, там где запах денег... (perfume007) wrote,
Финансовый парфюмер, там где запах денег...
perfume007

Как построить самый большой скалодром в России. 1 часть

Игорь Антышев занимался скалолазанием и мечтал превратить увлечение в заработок — открыть скалодром. Для этого он переехал из Йошкар-Олы в Санкт-Петербург, собрал в команду талантливых друзей-скалолазов и арендовал здание у МЧС с 17-метровыми потолками. За девять месяцев и почти 30 миллионов рублей они построили в ангаре «Северную стену» — 2150 м² плоскостей для лазания. Сейчас проект приносит предпринимателю до 888 тысяч рублей в месяц. Вложения в строительство скалодрома Игорь планирует вернуть в течение пяти лет.


От производства зацепов — к скалодрому. Игорь увлекся скалолазанием в 2011 году. В 23 года уже поздно метить в профессиональные спортсмены, но скалы все равно стали его любимым делом. Через три года тренировок пролез первую трассу категории 8а — преодолеть ее почетно для любителей.

До этого Игорю приносила доход фотография. В 2014 году появилась идея зарабатывать на скалолазании. Через месяц он переехал из Йошкар-Олы в Санкт-Петербург — в городе занимаются сильные скалолазы, а рядом с ним много скал.

Наш герой решил развиваться сразу в трех направлениях. Первое, производить зацепы — специальные формы из искусственного камня разной формы и размера. Они имитируют рельеф настоящих скал, и именно по ним лазают на скалодромах. Еще — строить скалодромы на заказ и открыть собственный. лагодаря такому подходу можно увеличивать количество клиентов для каждого из проектов: сферы тесно связаны и дополняют друг друга. Опыта в строительстве у Игоря не было. Зато было сильное желание, скалолазный опыт и представление, каким должен стать идеальный скалодром.

В 2015 году молодой человек запустил с партнером небольшое производство зацепов в Петербурге — компанию «515». Параллельно с командой таких же скалолазов Игорь строил скалодромы на заказ. За два-три года запустили шесть небольших домашних скалодромов в пригородах Петербурга и один крупный зал в Красном Селе.

В мае 2015 году с двумя партнерами на собственные сбережения выкупил и перестроил убыточный клуб «Игелс» в Санкт-Петербурге со скалодромом, батутами и веревочным парком. Он работает до сих пор, но Игорь отошел от дел и планирует продать свою долю.

К запуску собственного скалодрома Игорь приступил только в 2017 году, когда убедился, что на этом можно зарабатывать. За три года он набрался опыта в скалолазном бизнесе: разобрался в нюансах строительства и управления скалодромом и собрал талантливых сотрудников в команду.

В скалолазном мире все друг друга знают — от чемпионов мира до любителей. Наш герой писал тем, чьи профессиональные навыки могли быть как-то полезны при строительстве и управлении. К старту проекта удалось привлечь пять человек.

Игорь с ребятами договорился так: сейчас они помогают в строительстве скалодрома, а после запуска займут привычные должности — тренеров, инструкторов и постановщиков трасс. Так группа скалолазов собственными руками начала строить для себя место работы мечты.

В старом разваливающемся клубе «Игелс» в 2015 году сделали косметический ремонт за полгода. Игорь говорит, что это был его самый сложный проект: кроме зоны для лазания пришлось обновлять батуты, веревочный городок, зал для единоборств, решать организационные и финансовые вопросы.


Из скалодромов, построенных на заказ, самый крупный находится в Красном Селе. Его открыли в августе 2016 года: разработали скалолазные плоскости, уложили маты и накрутили трассы

Поиск помещения
Игорь начал искать помещение еще в 2016. Ему требовались 1500—2000 м² с потолками выше 12 метров — такая высота позволяла бы построить прорывной спортивный скалодром с полноценными трассами.

Также он смотрел на расположение: искал здание в пешей доступности от метро и в районе с жилой застройкой. Еще среди требований были отдельный вход, возможность для заезда машин, отопление, горячая и холодная вода.

В первую очередь Игорь обошел агентства и просмотрел объявления на сайтах аренды коммерческой недвижимости. Потом подключил к поиску знакомых. Все, что предлагали, не подходило: в объявлении писали, что потолки 12-метровые, а по факту высота еле доходила до 9. Если же она соответствовала, то значит, вариант находился где-нибудь на пустыре на окраине города.

В конце 2016 года Игорь поехал смотреть очередное помещение на юге Петербурга. На месте увидел ухоженную территорию и огромное здание — потолки в 17 метров и окна от пола до потолка по одной из сторон. По соседству были бассейн и стадион для пробежек.

Помещение подошло по всем параметрам, но находилось в управлении Центра материально-технического обеспечения противопожарной службы — структуры МЧС. А это означало, что арендовать его не так-то легко.


Таким Игорь увидел ангар в первый раз. Здание находится в пяти минутах от метро «Бухарестская» на юге Петербурга

Никаких арендных каникул и рискованная идея
Скалолазы планировали начать стройку в феврале 2017, но подготовка затянулась. Пять месяцев ушло на разработку проекта скалодрома, его согласование с МЧС, ожидание оценки Росимущества, сбор документов и участие в тендере на право аренды.

Трудности начались с самого старта. Через неделю после первой встречи с арендодателями в Санкт-Петербурге сгорел скалодром. История наделала много шуму, так как в пожаре погибли три человека. Игорь переживал, что МЧС из-за несчастного случая откажется сдавать помещение под скалодром. Переживания не оправдались: спасатели одобрили проект. Смету строительства и визуализацию скалодрома презентовали руководству ведомства.

Не успел Игорь порадоваться, как пришла оценка помещения от Росимущества — 592 тысячи рублей в месяц за 2000 м². Предприниматель надеялся, что крышу подсобных помещений учитывать не станут, поэтому арендная плата окажется меньше. Но не повезло.

Такая оценка имущества — по закону обязательный этап при аренде помещения у государства. По ее результатам и назначают размер арендной платы. Усложнялась ситуация жесткими условиями договора — никаких арендных каникул на время стройки. Еще вместе с арендной платой за первый месяц просили выплатить депозит в 592 тысячи рублей.

Договор заключался на девять лет, но Росимущество может его автоматически расторгнуть, если дважды хотя бы на день опоздать с оплатой. В таком случае депозит не возвращается, а за каждый просроченный день оплаты начисляется пеня — 0,7% от неоплаченной суммы.

Руководство МЧС вступилось за ребят — пыталось выбить у Росимущества арендные каникулы, ведь так в бизнесе принято. Договориться не получилось. Помещение идеально подходило, поэтому Игорю с командой пришлось смириться с ценой и надеяться на победу в тендере.

Тендер на право аренды проводили в формате конкурса. На аукционе выигрывает тот, кто предложит большую цену. На конкурсе — тот, кто предложит лучшие условия (по мнению комиссии).

На аренду ангара претендовал еще один предприниматель — он хотел устроить там склад. При этом МЧС давно развивали на территории спортивную базу: уже работали бассейн, волейбольная площадка и стадион. Скалодром вписывался в эту концепцию, а склад — нет. Чтобы подать заявку на участие в тендере, Игорь зарегистрировал ООО и собрал пакет документов. Требования опубликовали на сайте торгов.

Команда понимала, что если они выиграют конкурс, то начнут терять деньги: при арендной ставке в 592 тысячи рублей — по 13,3 рубля каждую минуту. Конкурс назначили на начало мая. Ребята посчитали, что с учетом двадцати дней на подведение итогов они смогут начать стройку 20—23 мая, а на дворе стоял январь.

Тратить впустую 4,5 месяца не хотели. За это время решили максимально подготовиться к стройке, чтобы после подписания договора прийти в помещение и просто собрать скалодром как конструктор. Запланировали заказать сырье для строительства — металл и фанеру, продумать дизайн и начать собирать плоскости скалодрома из фанеры.

Подготовка до победы в тендере — большой риск: вдруг закажешь сырье, разработаешь проект и дизайн скалодрома, а помещение достанется другому. Но в случае победы это сэкономит деньги на аренде.

Игорь и команда знали, что у них есть преимущество в конкурсе, и рискнули. 600 тысяч потратили на разработку проекта металлических конструкций. Сырье решили все-таки заказать после победы в тендере.

В итоге конкурс на аренду Игорь выиграл.

Проект скалодрома разработали сами
Помещение с потолками в 17 метров позволяло совместить в одном зале три олимпийских вида скалолазания: трудность, скорость и боулдеринг. Так решили строить фанерный скалодром с тремя зонами, хотя с самого начала планировали обойтись без трассы на скорость.

Трудность — то, как мы обычно представляем скалолазание: с веревкой и высоко. Можно лазать с верхней и нижней страховкой.

Скорость, или «эталонка» — это две дорожки с автоматической страховкой — вщелкнул страховку и побежал. На «эталонке» фиксируют мировые рекорды по скорости лазания, поэтому расположение зацепов на трассе, угол наклона и высота стенда одинаковые во всем мире. В Питере полноценной трассы на скорость еще не было, и ее бегали так: половинку трассы на одной дорожке, половинку — на другой.

Боулдеринг — это имитация лазания по валунам. Стенд для лазания в этой зоне не выше пяти метров. На боулдеринге не страхуют, поэтому под стендом раскладывают мягкие маты — они уберегают от травм при срыве.

Еще выделили 100 м² для зоны разминки с турниками, ковриками и тренажерами для профессиональных скалолазов. Также оборудовали небольшой уголок для тренировки альпинистов: наверху стенда установили большую полку, где можно отрабатывать технику работы с веревкой. Например, спускаться по ней вниз, чего не делают скалолазы.

В помещениях под зоной боулдеринга решили разместить раздевалки, склад, моечную и мастерскую для зацепов. На входе — ресепшен с барной зоной, а вдоль стены под окнами — деревянные лавки со встроенными розетками.

Для скалолазных плоскостей — стен, имитирующих скальный рельеф, — выбрали фанеру. Она позволяет менять рельеф стены и трассы. Более дорогие стенды из стеклопластика хороши, чтобы удивлять посетителей стенок на детских площадках или в торговых центрах, но не подходят для спортивного скалодрома. Занимают много места и успевают быстро наскучить — их рельеф нельзя изменить.

Игорь знал, что основной аудиторией скалодрома будут новички, скалолазы-любители и дети. Поэтому он разработал 10% сложных плоскостей для спортсменов, 90% — простых вертикальных и без «нависания» — наклонов стены в сторону лазающего.

Нависание в нескольких метрах от земли сильно усложняет трассы и увеличивает риск, что новичок упадет и травмируется. Спортсмену такой карниз наоборот дается легко, а на оставшейся части трассы он скучает.

Фишкой для опытных скалолазов стала колонна в центре зала: на высоте 10 метров она переходит в арку с сильным нависанием и соединяется с основным стендом для лазания.


Так выглядит «нависание» на скалодроме. На фото — арка той самой колонны

При нижней страховке веревка лежит на земле, а скалолаз по пути вщелкивает ее в оттяжки — карабины на стене. Если сорваться, то пролетишь длину веревки, которую пролез выше последней оттяжки, и еще столько же

При верхней страховке веревка держит лезущего сверху. При этом страхующий может слегка натягивать ее, тем самым облегчая лазание. Если человек сорвется со стены, то он просто повиснет на веревке

Так выглядит путь скалолаза на стене при использовании нижней страховки

3Д-визуализацию и анимацию проекта скалодрома скалолазы разработали сами. Подрядчикам заплатили 600 тысяч рублей только за просчет металлических конструкций

Торговались за каждый рубль
Основные расходники при строительстве фанерного скалодрома:
Фанера — из нее вырезают и собирают плоскости для лазания.
Металлические конструкции — на них крепят фанерные плоскости.
Зацепы — шершавые формы из искусственного камня, за которые цепляются руками и куда становятся ногами, чтобы забраться на стену.
Забивные гайки и болты — с их помощью к фанерной стене прикручивают зацепы.
Ребята посчитали, что потребуется 2300 м² фанерных листов толщиной 18 мм. Один стоит 1200—2200 рублей, а таких нужно было купить 900.

Два дня обзванивали поставщиков из России и торговались. Когда одна фирма соглашалась скинуть десять рублей, перезванивали во вторую и просили еще большую скидку: «Нам скинули десять рублей в другом месте. Вы потеряете деньги, если не предложите лист хотя бы на десять рублей дешевле».

В итоге закупили фанеру у петербургской фирмы: сторговали 320 рублей с листа и сэкономили 288 тысяч рублей. Всего потратили 1,3 миллиона рублей.

Фанерные плоскости крепятся на металлический каркас. Его просто так не собрать: нужно просчитать нагрузку и размер. Для этого Игорь обратился в архитектурное бюро.


На разработку проекта металлических конструкций ушло полтора месяца и 600 тысяч рублей. Еще два месяца и 4,5 миллиона рублей — на изготовление

Пока для скалодрома варили металлический каркас, скалолазы впятером собирали стенд для боулдеринга на втором этаже. С ним проще, так как он крепится на деревянный каркас, а нагрузку при стенде высотой в пять метров просчитать проще, чем при 17-метровых плоскостях. Сначала для боулдеринговой зоны выделили 288 м², но потом пристроили балкон еще на 150 метров.

Зону высокого скалодрома собирали постепенно, а металлические конструкции поставляли частями под план скалолазов по монтажу. Для зоны боулдеринга металлический каркас не нужен — фанерные щиты крепят к деревянным балкам. С боулдеринга ребята и начали строительство скалодрома

Прежде чем собирать скалодром из фанерных листов, нужно разработать модель стенда на компьютере и металлический каркас под эту модель, затем просчитать точки стыковки фанеры с металлическим каркасом и по этой модели раскроить фанерные листы.

После этого в фанерных листах делают сетку отверстий — на них будут крепиться зацепы. Отверстия для сетки сверлят с шагом в 20 см: так на одном квадратном метре получается по 25 отверстий. Затем фанеру покрывают специальным составом — он делает ее шершавой и обеспечивает большую сцепляемость при лазании — и красят.

В последнюю очередь с задней части фанеры устанавливаются бульдоги — это забивные гайки, к которым болтом прикручивают зацеп.

Достать качественные бульдоги оказалось проблемой. Гайки, которые продают в России, некачественные: со временем они вылетают. Чтобы все исправить, зацеп надо ломать, болт спиливать болгаркой, вовсе вырывать с частью стены или полностью снимать стенд. Это время, работа двух человек и простой зала.

С этой проблемой Игорь столкнулся еще при реконструкции скалодрома «Игелс» в 2015 году. Тогда же обратился на завод в Китае — они производили нужные гайки на заказ. Наш герой знал, что товар долго доставляют, поэтому заранее заказал гайки для своего скалодрома. Требовалось 50 тысяч штук, но пришлось покупать в два раза больше — с меньшим объемом заводы не работают. В итоге на гайки потратили 350 тысяч рублей, а те, что не пригодились, продали вместе с зацепами.

Важно было, чтобы гайки привезли вовремя — до того, как смонтируют фанерные щиты. Одно дело забить 50 тысяч гаек и вкрутить в каждую по два самореза, другое — ползая вдоль стены на весу и со страховкой.

Шел третий месяц стройки, а гаек все не было. Игорь не знал, придут ли они вообще и какого будут качества. В итоге прождали девять месяцев: заказанную в декабре партию бульдогов доставили в августе. К тому моменту часть фанерных щитов уже собрали, поэтому 10 тысяч гаек из 50 все же пришлось прикручивать на весу.

Стены скалодрома росли, а впереди оставались нерешенные задачи. В помещении предстояло залить полы, провести телефон и интернет, отремонтировать внутренние помещения и полностью поменять коммуникации — электрику, канализацию, вентиляцию, отопление, водоснабжение и даже пожарную систему.

Сами бы с этим не справились, поэтому пришлось обращаться к подрядчикам. Так, проект по пожарной системе могут разрабатывать только аккредитованные фирмы.

Вместе со стенами на скалодроме росла и команда. К осени работало уже по 12—16 человек в день. Людей Игорь привлекал по необходимости в зависимости от задач, которые нужно выполнить. Периодически на стройке помогали волонтеры. Они делали работу, которая не требовала какой-то специализации, — вроде сбора и загрузки мусора.

Подрядчики запили, и делать работу некому
Стройку планировали закончить за пять месяцев и открыться к началу сезона — в октябре. Но процесс растянулся на девять месяцев. Команда работала по шесть-семь дней в неделю и справлялась с работой, а вот подрядчики подводили: срывали сроки, внезапно увольнялись и уходили в запой.

Сложнее всего пришлось с электрикой, так как подрядчики менялись дважды. Игорь нашел компанию, которая согласилась разработать проект и поменять водоснабжение и электрику — проводку и щиты. За два месяца до дедлайна выяснилось, что разработку документации даже не начали — ответственный за проект просто динамил, а нового не назначили.

Новый инженер взялся за дело с энтузиазмом, но вскоре уволился — наш герой узнал об этом случайно во время очередной ссоры с руководителем компании. После этого Игорь разорвал контракт. Следом нашел нового исполнителя, но он тоже не справился с работой: запил один раз, второй, а на третий Игорь его выгнал.

Из-за безответственности и некомпетентности подрядчиков ребята потеряли два месяца. Работу по электрике доделывал знакомый Игоря. Предприниматель связался с ним за неделю до открытия скалодрома: «Азамат, дорогой, у нас все пропали, запили, и доделывать работу некому. Возьми, пожалуйста, отпуск и помоги нам». И Азамат помог.

Еще на скалодроме едва не залили кривой пол. Игорь хотел сэкономить, поэтому нанял самую дешевую бригаду через знакомых. Он не знал, как проверить, насколько мастера компетентны, поэтому просто доверился их обещаниям. Но во время заливки стало очевидно, что рабочие — дилетанты, нарушают технологию и только все испортят. С бригадой попрощались и взяли дело в свои руки.

Из подручных средств предприниматели соорудили гладилки — специальный инструмент для заглаживания свежеуложенного бетона. С их помощью выровняли пол сами. На шлифовку ушло еще несколько дней, а от пыли избавлялись еще дольше. Несмотря на все старания, пол все равно получился кривым, но, к счастью, для клиентов это оказалось не так важно.


На фото те самые подрядчики заливают бетоном пол

Сюрприз от канализации
За неделю до запуска произошло то, чего нельзя было предвидеть: засорился канализационный колодец. Игорь узнал об этом, когда уже опубликовал пост в соцсетях об открытии скалодрома.

Ребята заменили водопровод и канализацию внутри помещения, но не подумали об общих колодцах на всей территории МЧС. На помощь вызвались спасатели со старой схемой коммуникаций.

Предстояло найти и исследовать 30 колодцев, чтобы выяснить, в каком конкретно проблема. Морозы еще не ослабли, поэтому пришлось долбить лед. Как назло, проблемным оказался один из последних люков: пласт земли съехал и засорил трубу. Выход был один — рыть землю и прокладывать трубу, чтобы присоединиться к соседней ветке канализации. Спасатели вызвали технику, прорыли 10-метровую траншею, уложили трубы, закрыли землей и заасфальтировали. Игорь и команда за это не платили.

Одновременно с этим пришлось тянуть дополнительную трубу с горячей водой в мужскую раздевалку. Она находится над женской, на втором этаже. Если все женские души включены, вода до мужских не доходит. Узнали об этом, когда в раздевалках осталось только установить двери, занести лавочки, шкафчики и убрать пыль.

Вода поступала от теплоцентра в дальнем конце здания — это больше 150 метров с изгибами, поэтому на прокладке новой трубы и инженерных расчетах потеряли 160 тысяч рублей.

Часть зацепов произвели сами, часть — закупили
Дальше зал предстояло заполнить зацепами. Для запуска скалодрома в 2150 м² хватит 18—23 тысячи. Но для комфорта в фонде скалодрома должно быть в три раза больше зацепок: чтобы крутить новые трассы, организовывать соревнования и использовать одни зацепы, пока другие моются.

6,4 млн. рублей потратили на зацепы

Тут помогло и то, что у предпринимателя уже работало производство зацепов. Чтобы изготовить такое количество в срок, еще до начала стройки Игорь перестал принимать коммерческие заказы на зацепы. Девять месяцев стройки и еще полгода после открытия производство зацепов работало только на новый скалодром.

Собственные зацепы по себестоимости обошлись в пять миллионов рублей. Еще на 1,4 миллиона рублей купили зацепы других производителей — для разнообразия трасс.


Зацепы производят вручную из искусственного камня в разных формах, размерах и цветах. Сначала вытачивается форма зацепки из специальной пены с зернистой структурой — именно она придает зацепам микрорельеф. Шероховатая поверхность нужна для хорошей сцепляемости при хвате зацепа

После форма заливается силиконом, пену аккуратно выковыривают. Получившуюся силиконовую форму заливают искусственным камнем. Когда камень застывает, зацеп достают из формы, шлифуют и упаковывают в коробки


Зацепы бывают размером от двух сантиметров до полутора метров. Цена на зацепы варьируется от 30 рублей до нескольких тысяч рублей за штуку.

Для удобства зацепы делят на мелкие, средние и крупные. Мелкие стоят дешевле всего — в среднем 100—150 рублей за штуку. Они хороши для спортсменов, но не подходят для новичков и детей. За них нельзя ухватиться всей кистью, поэтому они травмируют неподготовленные пальцы.

Средние должны занимать 60—80% скалодрома. Одна штука в среднем стоит 200—250 рублей.

Большие зацепы — самые интересные, но самые дорогие. Один зацеп в среднем стоит 400—500 рублей.

Для бюджетной накрутки можно рассчитывать на среднюю стоимость в 300 рублей за зацепку. Но, чтобы стенд выглядел красиво и лазать было интереснее, понадобятся дорогие зацепы — в среднем по тысяче рублей за штуку.
Кроме размера и цвета зацепы различаются по форме или типу хвата. Самые распространенные: карманы, полочки, щипки, ручки, пассивы, активы, дырки и мизера. От вида зацепа зависит то, как за него нужно хвататься

Кроме зацепов нужны рельефы — большие «зацепы» из стеклопластика и фанеры. Их крепят на широкие плоскости, чтобы разнообразить маршрут: рельефы создают объем и делают стенд для лазания более трехмерным. Они могут достигать 1,5—2 метров в длину и ширину.

Открытие скалодрома назначили на март, а трассы начали крутить в феврале. Месяц перед открытием — самый сложный. Чтобы закончить стройку к открытию, команда придумала, как работать еще больше. Они, как и раньше, работали шесть дней в неделю, а на седьмой якобы приходили отдохнуть и протестировать трассы. На деле это тоже была работа.

К открытию подготовили 50 трасс на трудность и 80 на боулдеринг. Постановщик трасс постоянно жаловался, что зацепов не хватает. Отгружали партию на 300 тысяч рублей, но уже на следующий день они терялись в масштабах скалодрома.


Стоимость одного рельефа — 5—8 тысяч рублей. Ребята сделали 360 фанерных рельефов сами. Скалодром наполнялся зацепами целый год. На открытие в фонде скалодрома было около 20 тысяч зацепов, сейчас — около 60 тысяч. Запасы постоянно пополняются, поэтому сложно назвать точное число

Скальные туфли доставили за два дня до открытия
Снаряжение для проката Игорь заказал заранее через розничные спортивные магазины. Они привозили часть товаров со складов, а недостающие экземпляры заказывали у производителя. Покупка снаряжения напрямую у производств в Европе обошлась бы дешевле, но тогда пришлось бы возиться с растаможкой. Плюс магазины предоставляли около 50% оптовой скидки.

Рассчитать, что именно и в каком количестве нужно, помог опыт управления скалодромом «Игелс».

От качестве снаряжения зависит безопасность, поэтому Игорь на нем не экономил: все снаряжение заказал с сертификатом Международной федерации альпинизма и Европейским сертификатом качества. На закупку потратил 2,99 млн рублей.

Так, миллион ушел на скальные туфли — специальную мягкую обувь для лазания с резиновой подошвой. Игорь заказал 320 пар: в прокате есть скальники как для самых маленьких посетителей от четырех лет, так и для взрослых с 47 размером ноги.

Обувь покупали через магазины «Ред Фокс» и «Трамонтана» в двух моделях за три и четыре тысячи рублей за пару. На складе необходимого количества не было, поэтому часть туфель пришлось отшивать на заказ в Чехии. На производстве очередь, поэтому заказ ждали полгода. Это заставило понервничать: скальники доставили только за несколько дней до открытия.

Карабины крепятся к страховочной веревке. Если посетитель сорвется, то благодаря карабину повиснет на веревке. Игорь заказал легкие алюминиевые карабины с автоматическим защелкиванием на 80 тысяч рублей. Их воровали, и они быстро стачивались о стену с рельефным покрытием. В итоге эти карабины заменили на недорогие стальные — они тяжелее, но не протираются.

Страховочные устройства гри-гри — специальные приспособления, которые при срыве автоматически зажимают веревку и не дают упасть. Игорь закупил 20 гри-гри по 6 тысяч рублей. За год работы на скалодроме украли два таких устройства.

Еще предприниматель приобрел две тысячи метров альпинистской динамической веревки за 150 тысяч рублей. Веревка — расходник, и ее нужно менять, поэтому еще три тысячи метров на 210 тысяч рублей докупили в течение первого года работы.

В отличие от обычной статической она удлиняется при нагрузке, как резинка, и гасит рывок при срыве. Правда, это растяжение глазами не увидеть. Веревку выдают посетителям бухтой по 70 метров, а еще 20 веревок по 35 метров висят стационарно в зале.

Скальные туфли нужно стирать, а когда стачивается подошва — менять. Раз в месяц Игорь отвозит в ремонт по 30 пар. После двух починок скальники приходится выкидывать


Так выглядят оттяжки для организации нижней страховки. Чтобы нижний карабин не болтался и не проворачивался, его фиксируют резинкой. Оказалось, оригинальную резинку-фиксатор сложно купить и она дорогая — 110 рублей за штуку, а для скалодрома нужно было купить таких тысячу. Ребята нашли замену дорогим фирменным фиксаторам — резиновые кольца по 3,3 рубля за штуку. Их производит российская компания «Рост-Техно»


Мешочек для магнезии крепится вокруг пояса, и в него свободно помещается рука до запястья. В прокат для скалодрома купили 20 мешочков на 10 тысяч рублей.
Выбрать веревку — полдела. Важнее следить за ее износом. Для этого инструкторы ежедневно проверяют ее на потертости. Прежде чем выбрасывать, веревку режут на мелкие куски, сломанные карабины разбивают молотком. Такой способ утилизации необходим, чтобы никто случайно или намеренно не использовал выбракованное снаряжение.

Страховочные беседки, или обвязки, принимают на себя силу рывка при срыве: скалолаз надевает обвязку, а уже к ней крепится страховочная веревка. Для взрослых купили нижние обвязки — они фиксируются на поясе. Для детей — полные с дополнительной фиксацией на груди и плечах.

Еще потребовались:
Порошковая магнезия — белый порошок, которым скалолазы подсушивают руки, чтобы увеличивать надежность хвата, и мешочки для нее.
Шлямбура — крюки на стенах, в которые вщелкнуты оттяжки.
Оттяжки — это карабины, в которые вщелкивают веревку при лазании с нижней страховкой.
Автостраховка — устройство, которое выполняет роль страхующего. Оно автоматически выбирает стропу во время лазания, а при спуске или срыве медленно спускает лезущего.
Расходы на снаряжение — 2 990 000 Р
Скальные туфли, 320 шт 1 000 000 Р
Оттяжки, 1200 шт 720 000 Р
Веревка на первый год работы, 5000 м 360 000 Р
Автостраховки 320 000 Р
Страховочные пояса 210 000 Р
Страховочные устройства гри-гри, 20 шт 120 000 Р
Магнезия в прокат и на продажу 100 000 Р
Карабины, 240 шт 80 000 Р
Шлямбура, 1400 шт 70 000 Р
Мешочки для магнезии, 20 шт 10 000 Р


Пост получается длинный, по этому продолжение следует...

Источник

Как вам история Игоря? Решились бы на такое масштабное строительство?


Добавиться в друзья можно вот тут

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:


Tags: Россия, бизнес, кейс, предпринимательство, развлечения, стройка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo perfume007 december 15, 2020 23:59 17
Buy for 20 tokens
В продолжении по циклам солнечной активности. Спасибо taxfree за тематику данного поста. Как утверждается Владимиром Левченко - после экстремумов, т.е. максимумов и минимумов солнечной активности, на следующий год всегда наблюдается провал в темпах роста мировой экономики. Левченко утверждает,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments